23:59 

Про поэзию и кладбище

Киса Ванская
Джекил и Хайд. Два мужа по цене одного.
Подумала сегодня, что поэтическая часть меня исчезла, так до конца и не сформировавшись. Лет в 15-16 и чуть раньше — я пыталась писать стихи, порой даже выходило.
Потом — мне стало проще выражать околопоэтические образы и мысли всякими верлибрами, белыми стихами, вольными стихами и прочими переходными формами (по большей части — технически не особо хорошими, ритмику я чувствую редко, а считать никогда не получалось, а рифмы... не будем о грустном).
А теперь, когда я попыталась написать, не смогла составить в голове такой порядок слов, чтобы он меня устроил. Казалось или глупым, или пошлым, или ненужным.

***


Были сегодня с матушкой на кладбище. Встретили женщину, которая попросила помянуть ее дочь. Женщина что-то говорила об операции, но ей было неловко. Нам, когда мы ответно попросили помянуть бабушку, тоже. Все-таки, тоже показатель современного быта. Чья-то смерть — явление незнакомое. Просто не знаешь, как себя положено вести и обычаи, вместе с ритуальными фразами и действиями, не удаются, потому что ты в них не смыслишь.
Я видела памятник, где с обратной стороны изображена как будто бы Алиса перед дверцей в Страну Чудес. Обошла посмотреть, чья могила — двадцатилетней девушки.
На пути попался целый ряд могил. Мать и четверо детей. Дата смерти у всех одна, только у одного из детей — на день позже остальных.
Видела двойные памятники супругов. Такие, с фотографиями. Обратила внимание, как нередко указывают символы веры, к которой каждый из них принадлежали при жизни. Два креста, крест и звезда с полумесяцем, крест и звезда Давида, крест с одной стороны и ничего с другой... думала о том, праздновали ли они религиозные праздники в семье, спорили ли о чем-то, или же вовсе не обсуждали ничего, касательно веры и скорее были агностиками, просто за них в детстве решили родители, а после смерти — решили уже дети, с каким символом похоронить.
Так бабушка просила только одного: положить ее рядом с дедушкой. У него, в свою очередь, пожелания о том, как все должно выглядеть, были более конкретными. Может, и здесь — кто-то просил конкретики, а кто-то нет.
Сейчас на том месте, кстати, на участке дедушки и бабушки, разрослись вишни. Я задумалась и о том, что будет на этом месте спустя пару сотен лет. Останется ли кладбище? Останутся ли вишни? Может, останутся вишни и другие деревья, что посадили другие люди, и будущие поколения будут считать это место одичавшим парком. А, может, все это покроют бетоном и на месте кладбища выстроят новый район разросшегося города.

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Пространство между небом и землей, заполненное зефиром

главная